Пн 10:00 — 17:00 Ср-Чт 10:00 — 17:00

     

Календарь событий
в нашем музее

1

Ноябрь

2017

6

Ноябрь

2017

Средневековый Крым(часть 1)

06 ноября 2017 г.
Средневековый Крым(часть 1)

Эпоха Великого переселения народов

 С начала V века в восточном и степном Крыму распространились погребения с характерным гуннским инвентарем. По свидетельству византийского писателя Прокопия Кессарийского до начала VI века гунны занимали пространство между Боспором, т.е. Пантикапеем, и Херсоном (Херсонесом). Город Боспор также находился во власти гуннов, но при императоре Юстине (518 – 527 годы) он был подчинен Византии. Главным центром византийских владений на Крымском полуострове был Херсон, откуда византийские греки распространяли свое влияние в среде разноэтничного населения Крыма. В юго–восточном Крыму важным византийским пунктом был город Сугдея – современный город Судак – возникший в 220 году н.э.

 В IV – VII веках в восточной Таврике складывались феодальные отношения. В этот период среди оседлого населения полуострова распространялось христианство, которое, в первую очередь, принималось представителями социальных верхов. Большинство жителей полуострова еще долгое время оставалось языческим. Крым в первом тысячелетии был как бы своеобразным коридором для миграции различных племен. С середины VI века сюда дважды вторгались кочевники, известные византийским авторам как гунны – альциагиры и утигуры. Реакцией Византии на это стало усиление крепостного строительства в горной части полуострова. Гарнизоны крепостей, в основном, состояли из местных алано–готов.

 Во второй четверти VII века крымская степь попала в сферу влияния Великой Болгарии. Благодаря посредничеству протоболгар среди аланско–готского населения Крыма распространились элементы материальной культуры, типичные для славян и кочевников Поднепровья. В конце VII века на полуостров под давлением хазар переселилась часть приазовских болгар.

 В VIII – X веках восточная Таврика переживала экономический подъем. Во второй половине VIII века в регионе установилась власть Хазарского каганата – огромной державы, занимавшей территорию Северного Кавказа, Подонья, Поволжья, Прикаспия и Приазовья. В рамках единого государства были соединены кочевые скотоводческие и оседлые земледельческие народы. На территории Хазарского каганата сложилась салтово–маяцкая культура (названа по Салтовскому могильнику в Харьковской и Маяцкому городищу в Воронежской областях). В формировании салтово–маяцкой культуры участвовали аланы и болгары. На крымском полуострове во второй половине VIII – X веков сформировался локальный вариант салтово–маяцкой культуры.

 В VIII – X веках в юго–восточной Таврике повсеместно возникали ремесленные центры, поселения, могильники. Одним из крупнейших салтово–маяцких поселений региона было поселение на холме Тепсень в современном посёлке Коктебель. Оно занимало площадь около 20 га. По приблизительным оценкам на Тепсене проживало около 3000 человек. Население его было этнически неоднородным. Преобладали тюрко – болгары, жили также аланы и финно–угры. Первый глазомерный план руин на Тепсене был составлен в 1900 году поэтом М. А. Волошиным. В 1929 – 1931 годах разведки и раскопки на Тепсене проводил директор Феодосийского археологического музея Н. С. Барсамов. В конце 1940–х – 1960-х годах здесь работали археологи В. П. Бабенчиков, Е. В. Веймарн, М. А. Фронджуло.

 Раскопками разных лет открыты многочисленные жилые и хозяйственные постройки, культовые сооружения. В числе последних – трехнефная базилика, один из крупнейших христианских храмов раннесредневекового Крыма. Длина фундамента храма – 37 м, ширина – 5 м. Как считал видный крымский археолог И. А. Баранов, большая тепсеньская базилика была сооружена до возникновения поселения в VIII – X веках.

 Жилые дома на Тепсене в плане прямоугольные или дома – пятистенки. Фундаменты зданий сложены из необработанного камня кладкой «в елочку», стены каменные, сырцовые или фахверковые, пол – глинобитный. В углу дома находилась печка или открытый очаг. Среди находок – разнообразная лепная и кружальная керамика: кувшины, круглодонные амфоры. В изобилии найдено оконное стекло, обнаружены литейные формы для железоделательного производства. Частые находки каменных жерновов и железного сельскохозяйственного инвентаря свидетельствуют о занятии земледелием. В приморской части тепсеньского поселения были обнаружены остатки мола. Одновременный поселению могильник содержит грунтовые и плитовые могилы.

 Бурное развитие поселений сопровождалось ростом ремесленного производства, особенно гончарного ремесла. Крупные гончарные центры раннесредневековой Таврики находились в урочище Чабан–Куле (близ села Морское в 7 км западнее Судака) и в Канакской балке в 10 км западнее Чабан–Куле. Там сохранились остатки нескольких десятков гончарных печей, которые давали огромное количество продукции. Керамическая посуда расходилась по Таврике и Приазовью. В Чабан–Куле и Канакской балке изготавливались круглодонные амфоры, плоские фляги, высокие узкогорлые кувшины, пифосы.

 В IX –X веках салтово–маяцкое население Крыма испытывало мощное культурное влияние со стороны Византии. В первые десятилетия Х в. в степной части полуострова появились тюркоязычные печенеги, уничтожившие болгарское население Восточного Крыма. А во второй половине Х века хазарско–византийско–русская борьба за гегемонию в Приазовье привела к падению Хазарского каганата. В это время погибли почти все салтово–маяцкие поселения Таврики. На берегах Керченского пролива утвердилась Киевская Русь. Боспор (Корчев - Керчь) вошел в состав древнерусского Тмутараканского княжества.

 

Степные культуры Причерноморья

 В середине XI века в степях Северного Причерноморья появились новые кочевники – половцы (команы, кипчаки). В местах половецких кочевий степей юго- восточной Европы до сих пор сохранились каменные изваяния – так называемые «половецкие каменные бабы». Подобные статуи были как мужские, так и женские. В экспозиции представлена известняковая фигура половецкого воина. На статуе хорошо просматриваются детали кафтана, защитные доспехи: шлем, оплечья, кольчуга. Можно различить серьги в ушах воина, косу. В витрине показаны находки из средневекового кочевнического захоронения вблизи современного города Феодосии – детали конской сбруи, доспехи, вооружение.

 Конкретные сведения о пребывании половцев в Крыму содержат несколько письменных источников. В 1154 г. арабский географ ал-Идриси, живший в Сицилии при дворе норманнского короля Роджера II, завершил свой труд под пышным названием "Развлечение истомленного в странствии по областям". Это был так называемый "Дорожник", содержавший описание берегов Средиземного и Черного морей, с указанием приморских городов, портов, якорных стоянок и прочей информации, полезной для практического мореплавания и торговли. Побережье Крыма описано здесь с весьма высокой степенью точности, указаны расстояния между береговыми пунктами, дана краткая характеристика некоторых из них. Приводится перечень торговых городов и особый интерес представляет первое в источниках упоминание Джалиты-Ялты, причем только для нее сделано указание, что "это город (принадлежащий) стране ал-Куманийа".

 Проезжавший через крымскую степь Виллем Рубрук отметил, что до прихода татар, то есть за 20 лет до этого, здесь жили команы, которые заставляли приморские города и замки платить им дань.

 Запечатлелась память о половцах и в географических названиях с элементом "кипчак", сосредоточенных, в основном, в степной части полуострова. Да и все степное пространство Северного Причерноморья и далее на восток называлось Дешт-и-Кипчак, то есть "Половецкая степь".

 Замечательным памятником половецкого языка является словарь XIV в. Кодекс Куманикус (Codex Cumanicus), обнаруженный в архиве знаменитого итальянского поэта и гуманиста Петрарки. Этот словарь предназначался для торговцев, дипломатов и миссионеров, то есть тех европейцев, кто, отправляясь в далекое Северное Причерноморье, радели об успехе своих миссий. Залогом этого было знание местных языков, или еще лучше того языка, которым пользовалось большинство местного населения. Таким языком межэтнического общения, своеобразным койнэ степей, был язык кипчаков. Его хорошо понимали в кочевых таборах, и в приморских торговых городах.

 К XIII веку в степи сложился смешанный тюркоязычный печенежско–половецкий этнос. С расселением половцев в северопричерноморских степях нарушились связи между Русью и Тмутараканским княжеством, которое в 1094 году престало упоминаться в древнерусских летописях. К XII веку половецкая власть установилась над большинством поселений Крымского полуострова. Оседлое население Крыма, попавшее в зависимость от половцев, платило дань.

 Следствием половецкой гегемонии стала относительная стабилизация в регионе. Длительное отсутствие внешней военной угрозы содействовало притоку населения в Крым и хозяйственному возрождению. Вместе с тем постепенно ослабевало влияние Византии в Таврике, и приходил в упадок Херсон. На полуострове возникали мелкие, относительно обособленные полунезависимые феодальные княжества. К XIII веку экономическое средоточие края переместилось в Восточный Крым, который благодаря быстрому росту своих городов стал передовым районом страны. В немалой степени возрождению Восточного Крыма способствовали крестовые походы XI – XIII вв. Вызванные ими постоянные войны привели к нарушению торговых путей, связывавших Европу с Востоком и проходивших через Палестину. Уже в XIII веке основные торговые пути переместились на север, к берегам Черного и Азовского мерей. Главным крымским портом, через который осуществлялась азиатско–европейская торговля, на первых порах стал город Сугдея (Судак). Такова была ситуация в Крыму накануне прихода татаро-монголов.

 

Эпоха Золотой Орды в Крыму

 В 1223 году монголо–татарскому нападению подверглась Сугдея (город Судак). Со времени похода хана Батыя на Русь (30–40–е годы XIII века) крымские степи стали местом кочевий татарских родов. После образования Золотой Орды (1243 год) территория Крыма вошла в состав этой державы.

 С освоением крымских степей началось проникновение татар в предгорья. Постепенно, под воздействием политического, этнокультурного и конфессионального (религиозного) факторов сформировалась крымскотатарская этническая общность. В сложении крымскотатарского этноса приняли участие как кочевые тюркские (татары, половцы), так и оседлоземледельческие (греки, гото-аланы) народы. С XIV века происходила мусульманизация части христиан Крыма. Большую роль в процессе формирования крымских татар сыграл распад Золотой Орды в начале XV века. Долгое время мусульманское население полуострова обычно называли «татарами». Этноним «крымские, перекопские татары» начал употребляться в первой половине XVI века.

 Экономическое и политическое значение Таврики уже в конце XIII – начале XIV века привело к образованию на полуострове особого золотоордынского наместничества. Наместник – «тудун» – назначался ханом Золотой Орды, но пользовался положением почти самостоятельного государя: сносился с иностранными державами, заключал мирные договоры, вел войны. Вокруг наместников группировалась татарская знать. Уже в XIV веке на полуострове выделялись своим могуществом и силой несколько татарских родов: Ширины, Барыны, Аргыны, Яшлавы. С ослаблением Золотой Орды во второй половине XIV века  усилился сепаратизм крымской знати. В то же время представители местных родов активно вмешивались в борьбу за власть в золотоордынской столице – городе Сарае. Так, крымский тудун Мамай управлял Золотой Ордой в 70–е годы XIV века. После распада Золотой Орды в первой половине XV века возникло Крымское ханство, в состав которого вошли земли между Дунаем и Днепром, Приазовье, Крым и часть Прикубанья.

 Столицей Крымского наместничества был город Солхат, который татары называли Крымом. Впоследствии, когда это название распространилось на весь полуостров, город стали называть Эски–Крым (Старый Крым). Солхат–Крым являлся крупным политическим и культурным центром полуострова. О процветании города в XIII – XIV веках свидетельствуют сохранившиеся в нем памятники архитектуры: мечети, медресе, караван – сарай. Один из наиболее ярких памятников – великолепный портал 1314 года с надписью в честь золотоордынского хана Узбека. Портал находился в мечети, носящей имя хана Узбека, именно в годы его правления ислам стал государственной религией Золотой Орды. О масштабах торговли города Крыма говорят находки разнообразных ваз китайского, иранского, сирийского золотоордынского производства. Для обеспечения торговли в Солхате–Крыме чеканилась золотоордынская монета, на полуострове обращалась и монета, выбитая в городе Сарае на Волге.

 С образованием Крымского ханства ханская резиденция разместилась в крепости Кырк–Ёр (Чуфут-Кале), неподалеку от которой во второй половине XV века возводится столица Бахчисарай. А город Эски–Крым еще долго продолжал оставаться важным центром полуострова.

 

Генуэзцы и венецианцы в Крыму

 Выгоды черноморской торговли привлекли в регион Генуэзскую и Венецианскую республики. По договору 1169 года с византийским императором Михаилом I Комнином преимущественное право судоходства и торговли на Черном море получили генуэзцы.

 В 1204 году Венеция оказала помощь крестоносцам при захвате столицы Византийской империи -  Константинополя, в результате чего Генуя была вытеснена из Причерноморья. В Крыму венецианцы закрепились в Солдае (Сугдее - Суроже - Судаке), которая с 1237 года управлялась венецианским консулом. Безраздельное господство Венеции в регионе продолжалось до 1261 года.

 В 1261 году Генуя помогла византийским грекам вернуть Константинополь. Генуэзцы получили обратно утраченные в 1204 году привилегии, а венецианским кораблям вновь разрешили ходить черноморскими проливами. Соперничество между республикой св. Марка (Венецией) и республикой св. Георгия (Генуей) в причерноморском регионе продолжалось до середины XIV веке и завершилось победой Генуи. После этого генуэзцы столетие господствовали в черноморской торговле.

 В 60–е годы XIII века по договору с татарами генуэзцы основали на месте древней Феодосии свою торговую факторию Каффу. Догенуэзский период средневековой истории этого населенного пункта не освещается ни письменными, ни археологическими источниками. Топоним «Кафа»  (Καφασ) - перевод неизвестен – встречается в географическом тексте 360-386 годов в списке «епархий», (т.н. областей Европы): « Епархии в Европе следующие … затем Таврический Херсонес с Кафой и Σιμβολον » (М. Шангин. Новый географический текст // ВДИ, 1938, № 4 / 5).  Кафа  («Καφασ») упоминается в сочинении византийского императора Константина Багрянородного (Х век) «Об управлении империей».

 Багрянородный говорит о Кафе как о местности, по которой в IV веке проходила граница между Боспором и Херсонесом. (По мнению Е. А. Катюшина - / Катюшин Е. А. Об античной Кафе // Тезисы докладов … Симферополь, 1994 / - Кафой в позднеантичную и раннесредневековую эпохи могла называться территория хоры (сельскохозяйственной округи) античной Феодосии, т.е. область, прилегавшая к городу Феодосия.)

 Вероятно, позднее название «Кафа» перешло на населенный пункт, находившийся в местности «Кафе». Как правило, генуэзцы не оседали на голом месте – их фактории возникали в уже существовавших поселениях. Поэтому, вполне вероятно, что поселение «Кафа» существовало еще в догенуэзскую эпоху.

 

Блистательная Каффа генуэзцев

 Генуэзский консул Каффы впервые упоминается в 1281 году. К 1289–1290 годам относятся первые нотариальные акты Каффы, в которых названы греческая, куманская (половецкая), тюрко–татарская и армянская общины. В 1290 году был принят первый Устав генуэзской Каффы. В XIV веке Каффа превратилась в один из важнейших городов Средиземноморья, стала административным, политическим и экономическим центром генуэзских владений в Причерноморье. В начале XV века немецкий путешественник Иоганн Шильтбергер насчитывал 17 тысяч домов в предместьях (по мнению современных исследователей, данные преувеличены).

 Генуэзская Каффа существовала в условиях постоянной военной угрозы извне – со стороны татар, венецианцев, а после 1453 года – со стороны турок-османов. Кроме того, внутри самого города таилась опасность мятежей, бунтов. Эти причины обусловили создание в Каффе системы мощных строительных сооружений, способных отразить штурм и выдержать долгую осаду.

 В 40–е годы XIV века вместо существовавших ранее деревянных и земляных укреплений началось строительство каменной крепости-цитадели – ядра средневекового города. Протяженность стен цитадели составила 718 метров, здесь было 12 башен и 4 больших ворот. К юго–восточному приморскому углу цитадели примыкал консульский замок – четырехугольное в плане строение. К югу от цитадели на склоне горы Тепе–Оба в 1342 году была возведена огромная круглая (диаметр – 26 м) башня, которая известна под названиями «Замок», «Круглая», «Башня Джиованни ди Скаффа». В 1383 – 1385 годы каменной оградой были защищены городские предместья.

 Протяженность стен внешней городской крепости составила 5 км 475 м (по обмерам конца XVIII века). Во внешнем кольце каффских укреплений было около 40 башен, в том числе и «Круглая» 1342 года постройки, и 5 больших ворот. Перед городской стеной со стороны суши находился крепостной ров, дно и борта которого были облицованы камнем. В эпоху турецкого владычества (конец XV – конец XVIII века) внешнее кольцо оборонительных сооружений было обновлено в соответствии с требованиями, которые выдвинуло применение артиллерии при осаде и обороне крепостей. В начале XIX века укрепления, утратившие свое значение, были разобраны.

 Крепость города Каффы была сложена из местного камня известняка на известковом растворе. Кладка стен – двухрядовая, с забутовкой между панцирями. Высота стен достигала 12 м, башен – более 20 м, толщина стен – более 2 м. Большинство башен были четырехугольными в плане, как правило, имели горжу, т.е. были открыты вовнутрь крепости.

Составить представление о характере оборонительных сооружений Каффы позволяют планы и чертежи конца XVIII – начала XIX веков, рисунки, гравюры, остатки укреплений в современной Феодосии. В настоящее время сохранился участок ограды цитадели на т.н. Карантинном холме с остатками ворот, башнями Климента VI, Криско или «Второй». Еще две башни юго–восточного фасада цитадели сохранились частично. Остатки городской крепости представлены южным участком, который в начале XIX века был приспособлен под ограду Карантина, Доковой башней на берегу моря, руинами Круглой башни, 1342 года постройки, башни св. Фомы на холме Митридат. В центре современной Феодосии возвышается величественная башня св. Константина, построенная, по мнению французского исследователя М. Балара,  в начале XV века. Башня являлась крайним северо–восточным пунктом каффской крепости, стены от нее шли в юго–западном и юго–восточном (вдоль берега моря) направлениях. Башня была арсенальной, неподалеку от нее находился один из въездов в город. Вблизи башни св. Константина сохранились остатки турецкого замка XVI века (т.н. «турецкий бастион»). Участки крепостного рва заметны на ул. Р. Люксембург, Рабочей, Корабельной.

 

Эпиграфические памятники Каффы

 На закладных плитах, некогда находившихся в стенах башен, сохранились изображения гербов: Генуи – георгиевский крест на щите и Каффы – татарская тамга с полумесяцем на щите. Часто на плитах помещались гербы консулов, в годы правления которых было возведено то или иное строение. В собрании Феодосийского музея древностей  – большое количество закладных плит, иных эпиграфических памятников с надписями на латыни, армянском, арабском и других языках. Шедевром генуэзской эпиграфики можно назвать монументальную мраморную плиту с башни Климента VI (1348 год), на которой сохранились участки мозаичной отделки. Римский папа Климент VI оказывал покровительство городу Каффа. На его средства была сооружена в 1348 году главная южная башня цитадели. На закладной плите с этой башни, наряду с гербами Генуи и Каффы, резчик поместил папский и родовой гербы Климента VI.

 

Закладная плита с башни Климента VI

 

 

 В Каффе почитался св. Георгий, покровитель Генуэзской республики. После 1453 года – времени переходачерноморских владений Генуи под контроль генуэзского банка св. Георгия – изображение этого святого использовалось в качестве официального герба Каффы. В экспозиции представлена известняковая плита с барельефом Георгия Победоносца из Каффы.

 До 1453 года верховным правителем Каффы был дож Генуэзской республики. Он ежегодно назначал консулов. Каффская администрация состояла из совета провизоров (попечителей), совета старейшин, 16 судей (синдиков), 2 массариев (управляющих финансами), различных комитетов, большого числа чиновников. Дневной и ночной стражей при городских воротах ведал военный начальник. Самого консула охраняли конная гвардия в 20 человек и дворцовая стража. В XIV – XV веках каффский консул был верховным правителем причерноморских владений Генуи. В документах того времени его называли «главой (Каффы) и всего Черного моря», «Главой Газарии».

 

 Практиковалась продажа выгодных должностей с публичных торгов, и  даже взимался налог за получение должности. Привилегированную верхушку каффского общества составляли влиятельные генуэзцы, католическое духовенство.

 Генуэзцы вынуждены были наделить политическими правами (правом участия в управлении) и представителей социальной верхушки: купцов, ростовщиков, разбогатевших ремесленников других национальностей, в первую очередь – армян.

 

Каффа - многонациональный город

 Армяне начали переселяться в Крым в начале XI века, спасаясь от нашествия на Армению сельджуков. Со временем на полуострове сформировалась мощная армянская диаспора. Основным местом расселения армян был юго–восточный Крым, который иногда даже назывался «Приморской Арменией». Армяне составляли значительную и влиятельную часть населения Каффы. Уже в документах начала XIV века упоминается армянский епископ Каффы. Позднее, наряду с армяно–григорианской епархией, в городе была учреждена армяно–католическая униатская епархия.

 В средневековой Каффе было 28 армянских церквей, находившихся в черте города. Некоторые из них сохранились до наших дней. На юго–восточной окраине средневекового города – территория т.н. «карантина» - можно увидеть церкви Иоанна Богослова, Георгия, Иоанна Предтечи  1348 года, - теперь в этом храме православная церковь Иверской Богоматери, а также церковь Стефана с остатками средневековой росписи (впрочем, нельзя с уверенностью сказать, кому принадлежал этот храм: армянам или грекам).

 Сохранился загородный армянский монастырь св. Георгия. На территории средневекового города вблизи крепостного рва стоит армяно–католический униатский храм Архангелов Михаила и Гавриила, 1408 года постройки (в лапидарном дворике музея экспонируется закладная плита этого храма). Также сохранилась церковь св. Сергия – жемчужина армянской средневековой культуры и архитектуры Крыма.

 Эти храмы были возведены в XIV – XV веках. Они имеют общую архитектурную основу – базилику – прямоугольное помещение с полукруглым алтарным выступом – апсидой. Часто и западной стороне армянского храма пристраивался крытый притвор – гавит. Гавит сохранился в церкви св. Сергия (Сурб-Саркис), Иоанна Крестителя, Иоанна Богослова (частично).

 По частным и публичноправовым актам в генуэзской Каффе было 16 католических церквей (без учета кафедральной, дворцовой, монастырских и госпитальных церквей), русская, две греческих (на ул. Красноармейской сохранилась средневековая греческая церковь Введения во Храм Пресвятой Богородицы), две синагоги, мечеть. Общее число культовых сооружении в генуэзское время достигало 50–ти.

 В средние века Каффа являлся крупным многонациональным городом. Здесь проживали выходцы из Италии, греки, татары, армяне, сирийцы, евреи, русские, грузины, аланы, представители других народов. Генуэзцы составляли меньшинство, а в конце XIV – XV века -  абсолютное меньшинство населения Каффы. Во второй половине XIV – XV вв. первое по численности место среди жителей Каффы занимали армяне.

 Вопрос о численности населения города в средние века спорен. Часто говорят о 70 тыс. жителей средневековой Каффы (в XV веке). Но эта цифра принадлежит несостоявшемуся каффскому консулу Джакомо Джустиниани. Его, не основанная на реальном знакомстве с городом информация, приводится в письме от 10 июля 1475 года из Хиоса. Не вносят ясности в вопрос о числе жителей Каффы и другие источники. По мнению большинства современных исследователей (М. Балар, А. Г. Еманов, М. М. Фрейденберг) в генуэзской Каффе не могло проживать более 10 тыс. человек.

 Город делился на кварталы, где проживали представители какой–либо одной этнической группы. Дома таких кварталов, обособленные от остального города, выходили фасадом на главную улицу квартала или на маленькую площадь.

 Уже в XIV веке четко обозначились три основные части Каффы: цитадель с консульским замком, собственно город и предместья, располагавшиеся вне городских стен. Каффа была относительно благоустроена: в городе имелись водопровод и канализация, улицы были замощены (известняковыми плитами подлинной средневековой мостовой выложен участок лапидарного дворика музея).

 Застройка Каффы велась настолько интенсивно, что ощущалась нехватка камня. Не случайно, каждый корабль, заходивший в порт, должен был везти определенное количество камня. По несколько камней должны были ввозить въезжавшие в город повозки. Любой житель Каффы мог беспрепятственно добывать камень из-под земли или в развалинах на городской территории.

 

Торговые связи генуэзской Каффы

До середины XIV веке Каффа была крупнейшим пунктом транзитной торговли с Востоком. Но во второй половине XIV века, с захватом Средней Азии войсками Тимура (Тамерлана) Великий Шелковый Путь был нарушен. С этого времени большое значение приобрел вывоз местных товаров, а также торговля с Русью, великим княжеством Литовским, Польшей, откуда вывозились меха, лес, мед, рыба. Главным товаром стало зерно. Пшеница, вывозимая из Каффы, обеспечивала до 15 % потребности городов Италии и Причерноморья. При генуэзцах большое развитие в Каффе получила работорговля.

 

 

 Средневековая Каффа была известна не только как крупный торговый, но и как важный ремесленный центр восточного Средиземноморья. Большинство ремесленников, объединенных по цеховому признаку, были заняты обслуживание морской торговли – плотники, кузнецы, мастера парусного дела. В городе работали бронзолитейщики, ювелиры, кожевенники, резчики по кости. Крепостное строительство и ремонт оборонительных сооружений, постройка культовых зданий требовала присутствия в городе мастеров – строителей, каменотесов. Широко было развито гончарное производство. В Каффе производилась красноглиняная столовая посуда, покрытая стекловидной свинцовой глазурью различных оттенков желтого и зеленого цветов. Перед нанесением глазури на дне и стенка мисок выполнялся врезной растительный или геометрический орнамент, или вырезалась монограмма. После этого изделие покрывалось тонким слоем светлой глины – ангобом, который подчеркивал яркость красок поливы. При обжиге посуда помещалась в печь на специальных глиняных треножниках – сипаях.

 Развитие экономики города потребовало чеканки собственной монеты. Каффская денежная единица – небольшая серебряная монета – называлась «аспр». Наряду с аспрами выпускалась медная разменная монета. Иногда каффский монетный двор надчеканивал монеты других государств, обращавшиеся на городских рынках.

 Местные мастера создали много произведений декоративного искусства. В стенах каффинских армянских церквей до сих пор можно увидеть резные мраморные или известняковые плиты – хачкары (поминальные камни, буквально – «крест–камень»). В экспозиции зала представлен хачкар 1362 года. Шедевром средневековой резьбы по дереву является резная дубовая дверь с надписью 1330 года из армянской церкви св. Саркиса в Феодосии.

 С захватом черноморских проливов турками в 1453 году генуэзской торговле был нанесен ощутимый удар. Уменьшились объемы товарооборота, увеличились расходы, подорожала жизнь в Каффе. Это привело к падению жизненного уровня основной массы населения Каффы и росту социальной напряженности. Дело доходило до открытых восстаний городских низов, наиболее крупные их которых имели место в 1454 и 1475 годах.

 В 50–е – 70–е годы XV в. делались попытки освоить новые, сухопутные, пути движения товаров из Каффы в Западную Европу через Молдавию и Валахию, Западную Украину. Несмотря на ухудшение политической обстановки Каффа продолжала оставаться важным торговым центром, привлекавшим интересы купцов разных стран. В 1474 году в городе некоторое время проживал тверской купец Афанасий Никитин, возвращавшийся на родину после «хождения за три моря».

 

Но дни генуэзских колоний в Причерноморье были сочтены. В 1475 году, воспользовавшись конфликтом между Крымским ханом Менгли–Гиреем и Каффой, с одной стороны, и татарским тудуном Каффы, ширинским беем Эминеком, с другой, - турецкий султан Мухаммед II направил в помощь осаждавшему Каффу Эминеку армию во главе с главным визирем Кедук–Ахмед–пашой. 31 мая 1475 года турецкий десант высадился вблизи города, и после семидневной осады, в которой нападавшие применили артиллерию, Каффа сдалась на милость победителя. Вскоре пали остальные генуэзские черноморские владения и христианское княжество Феодоро в горной части Крымского полуострова.

 

Завое&